03:43 

Gnosis
Scientia ex libri prohibiti
Кап.
Кап.
Кап.
Игорь перевернулся на другой бок и уставился в стену.
Кап.
Кап.
Кап.
Было около полуночи, и он совершенно не хотел вставать ради закрытия одного-единственного подтекающего крана. Особенно потому, что знал - отопление отключили еще неделю назад. Всё это время рабочие возились с теплотрассой, черная змея которой, тянувшаяся через дворы, в нескольких местах обросла огромными мутными сосульками, и до сих пор ничего не сделали. Квартира остывала довольно быстро - снимая эти двадцать два метра в одном из самых дешевых районов города, Игорь был вынужден мириться со щелями, через которые тепло сбегало в морозную ночь. Искать, задувать строительной пеной, заклеивать - и всё равно на ночь укрываться тремя одеялами.
Кап.
Кап.
Кап.
Он вздохнул и закрыл глаза, постарался не замечать назойливого ритмичного шума. Подумал о том, как тепло от ног поднимается выше по телу, как сердце успокаивается, давление понемногу снижается, он засыпает, и нет никакого капающего крана. Есть только сон - прерванный сон о лете, море, солнце. Где вообще нет кранов. Тем более капающих.
Не думаю о капающем кране.
Не думаю о капающем кране.
Не думаю о капающем кране.
Он резко повернулся и вылез из-под одеял. Холод немедленно впился в него, отнимая остатки тепла, копившегося в постели. Ступни примерзли к холодным тапочкам. Торопливо выскочив из комнаты и включив свет в ванной, он с ненавистью посмотрел на готовившуюся сорваться с гусака каплю и затянул оба крана потуже. Капля замерла в нерешительности, а затем чуть уменьшилась и осталась висеть.
Пока одеяла не остыли, Игорь забрался под них, трясясь от холода, и принялся сжимать и разжимать пальцы и шевелить ступнями поджатых к животу ног - так он не отрывал края одеял от кровати и при этом хоть немного двигался, согревая воздух вокруг себя. Когда холод понемногу сдал свои позиции на рубеже "локти-колени", Игорь неторопливо, аккуратно вытянулся. Как обычно, от этого под одеяла попало немного холодного воздуха, но оно того стоило - он почувствовал, как кровь, температурой вновь несколько большей, чем замерзший азот, пробегает к пальцам.
Ему вспомнилось, что змеи в поисках тепла способны забраться в совершенно неожиданные места. Где-то он даже читал, что существовала такая казнь - в надрезаный живот человеку запускали змею. И она охотно туда лезла. Еще минут пять он её отлично понимал, а затем тепло и усталость взяли свое - его веки отяжелели, и он увидел пальмы, песок, невероятно прозрачную морскую воду...
Кап.
Кап.
Кап.
Божественный пейзаж далекого южного лета пошел волнами - на него капала мутная, с чешуйками ржавчины вода, отдававшая хлоркой. Туземец в телогрейке подошел к Игорю и, затянувшись мятой сигаретой, сообщил, что море прорвало и пока что воды не будет. При этом он ткнул пальцем себе за спину, туда, где еще трое темнокожих рабочих, используя пальму как кран, вытаскивали из моря обросший ракушками, с проваленными бортами галеон. Сквозь одну из прорех в досках Игорь увидел блеск - внутри корабля было полно золота.
Потом сквозь всё это проступила темнота и отсвет из окна на стене. Три вертикальных прямоугольника, верх левого отсечен - форточка. На лестничной клетке - сквозь тонкую дверь квартиры звуки проходили отлично - кто-то нетрезво крался. Капала вода.
Прислушавшись, Игорь понял, что звук от капель изменился - стал менее звонким. Было похоже на то, что теперь капает не в ванну. Выбравшись из-под одеяла, Игорь влез в адски холодные джинсы и свитер и отправился, ёжась, ликвидировать все возможные протекания.
Вода капала в раковине на кухне. Чтобы остановить шум, краны пришлось затянуть очень туго - Игорь постарался запомнить, что в них пора менять прокладки. Остановившись посреди кухни, он прислушался. Минута, другая... Ни звука.
Подобрав с пола пару хлебных крошек и кинув их в раковину, Игорь выглянул в окно. В свете уличного фонаря, освещавшего тридцать метров тротуара и кусок проезжей части, плясали снежинки. В конус света зашел, пробираясь по узкой расчищенной тропинке на тротуаре, одинокий прохожий. Прямо у фонаря он не удержался и растянулся на снежном валу между тротуаром и проезжей частью, сформированном совместными усилиями дворников и машин-снегоочистителей. Попытался встать, но вместо этого завалился на спину. Снова попытался.
Игорь, задумчиво следя за телодвижениями прохожего, обдумывал, что надевать, если придется выходить и вынимать полночного пьяницу из сугроба. Замерзший напротив твоего окна человек, считал он, плохо влияет на карму, если ты его видел живым. Самый злобный самаритянин по эту сторону гринвичского меридиана - Игорь фыркнул, разглядывая пока что барахтающегося в снегу человека. Жучок, упавший на спину и теперь ищущий лапками травинку, за которую можно зацепиться. Чью-нибудь совесть.
Прохожий сполз с сугроба на тропинку, встал на четвереньки и понемногу поднялся. Кое-как отряхнувшись и при этом чуть не упав еще раз, он двинулся по тропинке вперед. Игорь взглядом болельщика проводил его до угла и вздохнул спокойнее. Мир проспал очередную микро-драму, оба актера которой друг друга не знали и вряд ли когда узнают. Но каков накал страстей...
Кап.
Игорь резко обернулся. В тишине ему пришлось простоять, прислушиваясь, невероятное количество времени.
Кап.
Капало не в раковине - он видел кухонный кран. Открыв ящик под раковиной, он вытащил мусорное ведро и принялся ощупывать стыки труб. Прикосновение к холодному и влажному металлу вымораживало все тело, но Игорь этого уже почти не замечал.
Кап.
Не на кухне. Игорь задвинул мусорное ведро обратно и ввалился в ванную. Здесь труб и стыков было больше. Пытаясь дотянуться до гаек под ванной, Игорь встал на колени и взвыл - левое колено попало в лужицу холодной воды на полу. Вскочив, он стал осматривать пол и обнаружил дорожку, по которой вода текла к луже. Тек конденсат с чуть прогнутой трубы у самого пола, медленно сбегая к самой нижней точке и собираясь крупными каплями. Падали они, должно быть, очень редко и очень тихо - иначе Игорь давно бы это заметил.
Кап.
Звук донесся откуда-то сзади. Игорь неторопливо поднялся и обернулся, и так зная, что капать там нечему - сзади была прихожая. И все же он вышел из ванной и остановился у входной двери. Отсюда было видно и комнату, и кухню, и ванную. Игорь осмотрел заклеенный обоями потолок, обвел взглядом стены, ощупал давно высохшее пятно сбоку от входной двери квартиры - когда-то кто-то что-то пролил на обои, но чем не шутит черт, тем...
Кап.
Звук раздался из-за входной двери. С минуту Игорь смотрел на неё, обдумывая дальнейшие действия, а затем повернул ручку замка.
- Кап, - сообщило валявшееся под дверью тело. В прихожую пополз тяжелый запах перегара. Для этого района тело было довольно прилично одетым и относительно трезвым. Для этого района.
Игорь ткнул тело под ребра носком тапочка. Тело икнуло и перевернулось на другой бок, уставившись бессмысленными глазами с без сомнения мужского лица. Пустив слюнявые пузыри, пьяный повторил:
- Кап.
Игоря передернуло - звук вышел довольно громкий и необычайно реалистичный.
- Кап... тьфу, вали отсюда, - Игорь пытался разглядеть на одежде алкаша место, за которое его можно было бы приподнять и оттащить от двери.
- Каппп, - последний звук пьяный издал, сжав губы, и получилось похоже на то, как дети изображают фырканье лошади. Из угла рта потекла ниточка слюны, и Игорь решил, что иначе как шваброй эту мерзость от своей двери не прогонит. Но такой вариант ему уже нравился.
Видимо, эта мысль отразилась на его лице - пьяный стал смотреть испуганно и более осмысленно. Упершись в пол всеми конечностями, он отодвинулся от двери на десяток сантиметров. Наблюдая эту борьбу, Игорь внезапно пришел к мысли, что страх удивительным образом меняет человека. Полной скотине он возвращает хоть часть разума, но потом превращается в панику, которая отнимает последние мозги даже у здравомыслящего человека. Страх полезен в умеренных дозах. Как и алкоголь...
- Вали, - Игорь протянул руку и добыл из угла ванной швабру. Желание бить ею незванного гостя пропало, но просто поставить её на виду показалось Игорю хорошей идеей.
- Ка... - пьяный отползал от двери уже более скоординированно, пока не уперся спиной в стену. Некоторое время он скреб по полу руками и ногами без особого толку, а потом, осознав наличие преграды, начал двигаться вдоль стены. Игорь, опершись на швабру, наблюдал всю эту картину. Ему вспомнились большие тропические тараканы и брезгливое любопытство, которое они вызывают.
Когда пьяный оказался метров за десять от двери - и за все время он больше ни разу не "капнул" - Игорь запер дверь и отставил швабру. Вытащил из кармана джинсов телефон и отключил блок клавиш, чтобы включилась подсветка. Часы в углу экрана сообщали, что сейчас половина второго ночи. Час Быка, час тяжких дум и бессоницы.
Раздевшись, Игорь залез под остывшие и колючие одеяла. Из головы у него не шел пьяный, способный так правдоподобно изобразить капающий кран. Пропадает талант, пусть и своеобразный. Возможно, сложись что-то в его судьбе совсем немного по-другому, он бы сейчас работал в звукозаписывающей студии или на телевидении. Телевидение - это вообще такое место, где можно продать и обычный талант, и своеобразный, и полное его отсутствие.
Кап.
Игорь напрягся.
Кап.
Звук опять был новым - не ванна, не раковина, не пьяный за дверью.
Кап.
Игорь вскочил и босиком помчался в ванную. На пороге комнаты "кап" из-за спины остановило его. Батареи! Включили отопление, и батареи где-то протекают. Игорь бросился к трубам и провел по ним рукой, но он были холодными и сухими - из них слили воду, так что на них даже конденсат практически не собирался.
Кап.
Игорь выпрямился. Звук вновь раздался из-за спины. Когда он сидел перед батареями. Обернувшись, он сделал шаг вперед.
Кап.
Еще шаг.
Кап.
Игорь почувствовал, что у него дрожат пальцы. И вовсе не от холода, на который он уже не обращал внимания.
- Кап, - вновь раздалось в воздухе посреди комнаты, прямо перед его лицом. - Кап.

@темы: Литературное

URL
   

Чулан ИскИнов (не споткнитесь о кабели)

главная